Главная » 2019 » Март » 22 » СТАНИЧНЫЙ СУД

21:10

СТАНИЧНЫЙ СУД

Присяга в форме церковной, то есть посредством целования Креста и Евангелия на станичных судах не употребляется. В некоторых станицах казаки выражали желание, чтобы она была введена, потому, что "такой Присяге верить можно".
Среди донских казаков известна Присяга посредством целования дула заряженного ружья и снятия со стены иконы.
"Присяга на ружнице" употребительна во многих станицах: если в доме пропала вещь, то приводят всех к "Присяге на ружьё" - для этого ружьё заряжают, кладут на стол со взведённым курком, а рядом с ним ставят икону, все подходят по очереди, клянутся, что вещь не ими украдена, и прикладываются к образу и к дулу ружья. Кто присягнет ложно, того ружьё должно "поразить на смерть". В некоторых станицах к этой Присяге относятся с большой верой, и вор, приведённый к ружью, предпочитает сознаться в своей вине. Например, в Луганской станице рассказывают следующий случай: у одной казачки пропало монисто, она привела всех к "Присяге на ружнице", но никто не сознался, и вор остался не обнаруженным. В это время мимо проходила соседская корова, ружьё вдруг выпалило и убило корову наповал - в желудке её и нашли монисто - корова проглотила его в то время, когда хозяйка, оставив его на крыльце, уходила за чем то в курень.
Иногда в случае пропажи вещи казаки лишь заявляют, что завтра будут всех к "Присяге приводить", и в ночь украденная вещь подкидывается обратно. Но в других местностях "Присяге на ружьё" ныне не верят и даже смеются над ней, мол "ныне народ-то уж больно хитёр стал, ничем ты его не испугаешь". В станице Гниловской рассказывали казаки, что целовать заряжённое ружьё со взведённым курком заставляют только подозреваемых в краже иногородних, которые ещё "в нове" и с местным бытом знакомы мало: "скажут РУСАКУ – вот, мол, какой у нас на Дону обряд есть, – приложись-ка к ружью-то, а он помнётся, помнётся, да и признается в воровстве, а ружьё то в иной раз и не заряжено".
Точно так же употребительно снятие со стены иконы и целование, как средство доказать свою невиновность. Вот что по этому поводу рассказывал "полицейский" (есаулец) в станице Етеревской:
"Раз обокрали казаки одного русского до чиста: у него всего то и было только 13 рублей 50 копеек. Он пришёл ко мне, жалуется и называет казаков, а те отпираются. Призвал я их всех и говорю сидельцу: "Снимай-ка икону со стены". Снял. "Окропи, говорю, водой! Ну, говорю, Николай (русскому-то), прикладывайся к иконе". Тот начал божиться и клясться, что говорит правду, и поцеловал икону. "Ну, говорю одному казаку, теперь прикладывайся и ты". А он прикладывается да и говорит: "Господи, прости меня грешного". А я ему: "Нет, говорю, клянись так, как Николай клялся". Он стал мяться, а жена его – стояла сзади – и говорит: "Нет уж, мы лучше не будем божиться – деньги то ведь у нас тут в кармане". А он ей: "Где же они у нас-то?! У нас всего 3 с полтиной, а остальное у Василия!". Ну этак и вышло всё наружу. Даже сам мировой судья смеялся, когда я ему докладывал об этом..."

М.Н. Харузин, "Сведения о казацких общинах на Дону", издание 1885 года.
Просмотров: 121 | Добавил: ADMIN | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Ваша корзина пуста